1953 г. Г. Н. Петров (СССР) попытался разработать методику оплодотворения вне организма «фолликулярных» (незрелых) ооцитов некоторых млекопитающих и человека. 1960 г. начало применения оперативной лапароскопии с целью реконструктивных операций на маточных трубах, а в дальнейшем — для получения яйцеклеток человека. 1971 г. в СССР (в ИАГ АМН СССР организована группа (с 1980 г. — лаборатория) раннего эмбриогенеза человека под руководством А. И. Никитина, где начаты исследования по оплодотворению яйцеклеток человека вне организма.
1979 г. появление первых УЗ аппаратов и начало использования их в медицинской практике.
1980 г. рождение первого ребенка после ЭКО в Австралии после 8 лет экспериментов (Carl Wood и Alex Lopata).
1981 г. рождение первого ребенка «из пробирки» в США.
1983 г. первые роды после переноса размороженных эмбрионов, полученных in vitro.
1986 г. в Москве под руководством профессора Б. В. Леонова, а затем — в Ленинграде (Санкт-Петербурге) под руководством профессора А. И. Никитина, появились первые в России (СССР) зачатые in vitro (в пробирке) дети. 1989 г. первое сообщение об успешном исходе программы суррогатного материнства. Первые попытки искусственного оплодотворения гамет человека в СССР были начаты в конце 60-х годов XX века Борисом Васильевичем Леоновым в Москве и Анатолием Илларионовичем Никитиным в Ленинграде. Первый «ребёнок из пробирки», девочка Лена, зачатая в лаборатории Б. В. Леонова, родилась в Москве в феврале 1986 года, словно знаменуя успешное начало перестройки. Всего через несколько месяцев в Петербурге появился второй ребенок, зачатый invitro, мальчик по имени Кирилл. В тяжелые застойные годы, когда не было ни интернета, ни прочих современных средств связи, и в страну практически не доходили вести из-за рубежа, Б. В. Леонов смог понять значение фрагментарных, отрывочных сведений о первых попытках экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) на Западе и сделал всё возможное, чтобы начать реализацию подобных программ в нашей стране. Практически с нуля он создал целое направление в советской медицине. Благодаря его созидательной энергии, организаторскому таланту и удивительному дару убеждения руководство Минздрава СССР выделило на открытие первой в стране лаборатории ЭКО фантастическую по тем временам сумму в размере $ 500 000. Так что именно Б. В. Леонов может по праву считаться крестным отцом многих тысяч детей, рожденных в результате реализации воплощенных им в жизнь репродуктивных программ. Первая программа суррогатного материнства на территории бывшего СССР была реализована на Украине, в Харькове, в 1995 году. Первой суррогатной матерью стала женщина, успешно выносившая ребенка собственной дочери, страдавшей врожденным отсутствием матки. Таким образом, после родов эта женщина стала и мамой, и бабушкой одновременно. В России первая «суррогатная» программа была реализована в 1995 году в центре ЭКО при Санкт-Петербургском институте акушерства и гинекологии РАМН им. Д. О. Отта. Одной из первых пациенток этого центра стала молодая женщина, собственный ребенок которой появился на свет при помощи кесарева сечения и умер на следующий день после родов. Самой роженице в ходе операции пришлось удалить матку. Рождение нового здорового ребенка стало для нее в тот момент смыслом всей жизни. Она знала об успешных программах суррогатного материнства за рубежом, но в России тогда никто из врачей этим не занимался, найти суррогатную мать было просто невозможно. Каким-то чудом женщине удалось уговорить свою 24-летнюю подругу стать сурмамой для ее будущего ребенка — незамужнюю да еще и ни разу до этого не рожавшую. Беременность наступила с первой попытки, причем на этот раз судьба сделала матери прекрасный подарок — на УЗИ обнаружилась двойня. Вынашивание у неопытной подруги протекало очень тяжело: суррогатную маму пять раз госпитализировали, для того чтобы сохранить беременность. Как это часто бывает при многоплодной беременности, роды наступили раньше срока, потребовалось применение кесарева сечения. Семимесячные девочки родились с весом чуть более двух килограммов каждая и оказались вполне жизнеспособными. Компенсацией за вынашивание стала трёхкомнатная квартира в Петербурге. Кстати, интересно, что подругам удалось сохранить хорошие отношения — теперь сурмама часто навещает выношенных ей детей, которые зовут ее тетей. Сейчас в России в области экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) успешно работают десятки клиник, репродуктивных центров и лабораторий. Точной статистики нет, но можно с уверенностью сказать, что за 20 лет использования данного метода на свет появились десятки тысяч детей. Какой-либо статистики по судебным процессам, связанным с суррогатным материнством в России нет. Достоверно известно о трех судебных делах. В 2004 году супружеская пара из Читы наняла суррогатную мать, которой провели искусственную инсеминацию спермой мужа. Ребенка она не отдала, впрочем, отсудить его супруги и не пытались. Дело в том, что действующее российское законодательство не регулирует так называемое «традиционное» суррогатное материнство. В нашей стране разрешено лишь гестационное суррогатное материнство, при котором суррогатная мать не может являться одновременно генетической матерью ребенка, она лишь вынашивает чужой эмбрион, полученный из яйцеклетки биологической матери или третьей женщины — донора ооцитов. В итоге сурмама из нашей истории подала на алименты, и читинский суд их ей присудил. Это классический случай, когда пара, самостоятельно работающая с суррогатной матерью, совершает все возможные ошибки — разумеется, им нужно было проводить ЭКО, а не инсеминацию, причем использовать донорские яйцеклетки, чтобы исключить биологическую связь между сурмамой и вынашиваемым ей ребенком. И, конечно же, все взаимные обязательства и намерения следовало оформить документально. Любопытный судебный процесс проходил 29 ноября 2004 года практически в прямом эфире в популярной телепередаче «Час суда». Суть дела в следующем: суррогатная мать Анна Дунаева родила для супружеской четы Рыбаковых ребёнка с пороком сердца. О том, была ли Дунаева гестационной или «традиционной» суррогатной матерью не сообщалось. Родители от ребенка отказались, мотивировав это тем, что больной ребенок им не нужен. Выплатить суррогатной матери установленную договором компенсацию семейная пара также отказалась. Сурмама подала иск в суд с требованием выплатить ей сумму компенсации в полном размере. Суд отказал ей в иске, «исходя из рекомендаций Совета Европы»: использовать в качестве суррогатных матерей лишь сестер, близких родственниц или подруг бесплодной женщины с выплатой компенсации только «объективно допустимых расходов». Самый интересный процесс проходил в конце 2005 года в одном из судов города Москвы. В одной московской клинике была проведена успешная процедура ЭКО для российской супружеской пары. Суррогатная мать, согласившаяся на имплантацию ей эмбрионов и давшая в роддоме свое согласие на признание родительских прав биологических родителей, попыталась оспорить запись о материнстве в книге записей рождений уже после ее совершения. В суде она заявила, будто думала, что «будет жить с отцом ребенка». Как вы сами понимаете, в планы биологического отца такой «союз» никак не входил. В соответствии с п. 3 ст. 52 Семейного кодекса РФ суррогатная мать не имеет права на оспаривание записи о материнстве после ее совершения, тем не менее этот иск был принят к рассмотрению, состоялось несколько слушаний. В конце концов это дело, не имеющее никакой судебной перспективы, было благополучно закрыто. 14 декабря 2005 года в Уральском НИИ охраны материнства и младенчества 35-летняя суррогатная мать по имени Татьяна родила тройню для своей родной сестры Марины. До этого Марине делали две подсадки, которые закончились неудачей. Тогда помощь сестре предложила Татьяна, которая в прошлом уже выносила двух собственных здоровых детей. Полуторакилограммовые малыши — две девочки и мальчик — сразу стали дышать самостоятельно, несмотря на то что появились на свет на два месяца раньше срока. Биологическая мама сразу же сообщила не менее счастливой роженице, что тройню она «не поднимет» и предложила Татьяне забрать «двух лишних». Отношения между сестрами не были оформлены документально — посчитали, что обо всем договорятся сами. Вот вам и «рекомендации» Совета Европы! Весьма любопытная программа суррогатного материнства с использованием спермы умершего биологического отца завершилась в ноябре 2005 года. Десять лет назад 19-летний Андрей Захаров должен был пройти курс химиотерапии в Израиле. Перед лечением он, как это и рекомендуется в подобных случаях, сдал свою сперму для криоконсервации. Терапия оказалась неэффективной и через восемь лет Андрей скончался, не оставив после себя потомства. Его мать Екатерина Германовна целью своей жизни сделала рождение внука. В осуществлении ее мечты женщине помогли врачи Екатеринбургского центра семейной медицины. Замороженную сперму Андрея перевезли в Екатеринбург, где и была реализована программа гестационного суррогатного материнства с использованием донорской яйцеклетки. Кстати, с вывозом биоматериала возникло немало проблем. По израильским законам воспользоваться спермой умершего супруга может только его жена и только при наличии соответствующего завещания. Тем не менее израильтяне пошли навстречу несчастной женщине и позволили ей вывезти из страны все 25 пробирок со спермой ее умершего сына. 16 ноября в день Св. Георгия у Екатерины Захаровой родился здоровый внук — ростом 52 см и весом 3600 г. Назвали мальчика в честь святого — Гошей. Суррогатная мама за свои услуги получила однокомнатную квартиру в Екатеринбурге. Сейчас Екатерина является единственным опекуном своего внука и оформляет документы на его усыновление. Официальные органы отказываются признавать его внуком — в судах и загсах считают, что единственным родственником малыша является суррогатная мать, которая его родила. В данном случае отказ зарегистрировать Екатерину Захарову в качестве бабушки был незаконен. В конце февраля 2006 года в Москве благополучно завершилась уникальная в своем роде суррогатная программа в семействе Нировых. После многократных и безуспешных попыток ЭКО биологическая мама, готовясь к последней попытке, решила подстраховаться и параллельно начать программу суррогатного материнства. И биомаме, и сурмаме подсадили по 2 эмбриона. Беременность наступила у обеих, и у обеих — по двойне! В ходе вынашивания беременности обе мамы — Светлана (биологическая) и Надежда (суррогатная) — действительно будто бы сроднились. У обеих дети родились одинакового роста — 49 см, причем те, которых вынашивала Светлана, родились с нормальным для двойни весом  — 2600 и 2700 г, а у Надежды оба по 3150 г. Эта история завершилась настоящим хэппи-эндом, и при оформлении документов на биологическую маму в органах ЗАГС не возникло никаких трудностей . К слову, каждый год в России около 50 000 матерей оставляет собственных детей в роддомах.